Врединанд Монстроуз
Предводитель критиканства
- Ой, Колин, не пугай моего орла, - жалобно пробормотала Луна, загораживаясь руками от вспышки и перестав мурлыкать веселую песенку разудалых гриффиндорцев. Шляпа ее почти что сползла на плечи, несмотря на все попытки орлика удержать равновесие. Кругом раздавались крики, казалось, воздух стал тяжелее от наполнившего его шума.

Ну как же ей быть!? Ее факультет проиграл, а она совсем не огорчается. То есть, даже совсем, совсем не огорчается. Рыжий мальчик победил, и она так рада за него и за всех его друзей. Ей хочется радоваться вместе с другими. Дурацкая все-таки игра этот квиддич. Полеты увлекают, а потом столько разочарования, потому что не можешь решить, плакать тебе о проигрыше или смеяться о победе. Или даже иногда наоборот, хочется заплакать оттого, что кто-то победил.

А Рон ее друг, ей не хочется сейчас плакать. Вот и Лиадна со старшего курса Рэвенкло чуть не выщипала у орлика перо за то, что Луна удивилась их кислым лицам.. Кислые – значит некрасивые. Ее считают некрасивой, а значит ли это, что лицо у нее тоже кислое?

Вот Гарри с Гермионой ее друзья, но не заметили, как она с ними поздоровалась. Может, потому что им неприятно было смотреть на кислое? Хотя они, кажется, очень рады за Рона. Так сильно, что никого кроме него не видят.

Ей сегодня почему-то очень хорошо. А девочки, соседки по комнате, после матча опять показывали на нее пальцами и говорили, что она странная. Ну почему же радость так часто оказывается не нужна? Луна пытается понять это многие годы. И сейчас тоже старается изо всех сил.

- Не надо, Колин, фотографируй лучше Рона.